02:02 

пурпур и аурум
Счастье - состояние внутреннее.
Среда, 30 июля 2008
На кухне что-то мягко стукнулось об пол.
- Серый, ты? - Вопросила я, привычно пристраивая на пианино сумку-ключи-мобильный.
И постучала босыми пятками в сторону звука.
- Нет.
Ответили мне из-за дверцы холодильника.
- Не серый. Белый. - и вслед за словами полетел смешок.
Наглая морда вылезла наконец из недр моего белого друга и печально констатировав:
- Хавки нет. - захлопнула дверцу.
- Ветер, ты?
- Я.
- Прилетел?
- Угу. А что делать.
- Что, дома не кормят, - из вредности спросила я, целуя залётного друга в макушку и включая чайник.
- Хоть бы для приличия удивилась, что ли.
Я пожала плечами, доставая из шкафчика две чашки:
- Тебе корову или собаку?
- Собаку. - безошибочно ткнув пальцем за спину, указывая на чашку с изображением собаки, ответил Ветер.
- И с сахаром, и с лимоном.
- Ну, а как жеж, - проворчала я, залезая в тот же шкафчик за лимоном и сахаром.
Чайник дзенькнул, выпуская клубы пара прямо на многострадальную стенку, и отключился. Пока я заливала кипятком заварку, нарезала лимон и размешивала сахар, Ветер уютно утсроился в любо-хозяйском кресле. Впрочем для такого гостя не жалко.
- Иди сюда, сиротка - он постучал по подлокотнику ладошкий и схватив меня, устроил прямо у себя на коленях.
- Вкусно?
- Вкусно.
Мы прихлёбывали чай, жевали лимон и рассказывали друг другу о ерунде. О том, как работа не работается, о падении курса доллара и процентном соотношении убитых спамеров и нервных растройств. О том, что собаки не различают цветов. О том, что апельсины нужно ехать собирать непременно в Испанию. Иначе - это уже совсем не те апельсины. И о том, почему все пишут синими ручками в школах. И о политике. И о зюйд-зюйд-весте. Ну и, конечно, немного о любви. И об оптических свойствах глаза.
А потом в коридоре хлопнула дверь и звякнули укладываясь на пианино ключи.
- Ветер, ты ведь правда...?
- Нет, ты же помнишь, что ты меня придумала. - Сказал мне друг и улыбнулся.
Я обернулась на звук, а когда повернулась, его уже не было. Только тепло под коленками, от его коленок и недоеденный лимон в чашке от чая с нарисованной собакой говорили о том, что кто-то был.
И ощущение, что можно свернуть горы.
- В приоткрытое окно заглянул хитрющий глаз:
- Ну-ну, выше нос. Просто ты ещё не достаточно сошла с ума, чтобы я остался.
В кухне вспыхнул свет и муж привычно чмокнул меня в темечко.
- Чего в темноте сидишь?
- Да вот, чай пью...
***
30 января 2010.
Я прошла на кухню и привычным жестом приоткрыла окно. Ночь плеснулась в щели и тихо улеглась под столом.
- Ты не придешь?- тихо спросила я в темноту.
Я не ждала ответа. За прошедший год я привыкла, что на этот вопрос мне отвечает только тишина.
Подошла к шкафчику, достала чашку с изображением коровы. Плеснула кипятка и по-привычке даже бросила туда кусочек лимона.
- Извини, Ветер. Собака разбилась прошлой зимой.
Кресло встретило меня знакомой пустотой и прохладой. Сигарета, кислый чай в чашке с коровой. И никто не придет. Сегодня не будет разговоров о таком важном ниочем. Сегодня не будет смеха. Сегодня опять ВБВ. Вечер без Ветра.
- Я скучаю по тебе. - Слова падали на пустой стол и раскатывались от меня горошинами по всей кухне. А я все сидела, невидящим взглядом смотря в окно. И рассказывая, рассказывая, рассказывая. О том, что происходило со мной весь этот год. Только никто не кивал понимающе, шумно прихлебывая из чашки с изображением собаки.
- Я куплю её. Куплю чашку с собакой, взамен разбитой. - Прошептала я. - И может быть тогда, когда я принесу её домой, налью в неё чай, положу кружочек желтого, как солнце, лимона и щедро насыплю сахара. Тогда занавеска шевельнется и кто-то скажет "Привет".
За окном внезапно подул ветер. И в скрипе черных зимних веток я отчетливо услышала тихое "Может быть"...

@темы: вой на луну

URL
   

October's fairy-tales

главная