пурпур и аурум
Счастье - состояние внутреннее.
С чем вы ассоциируете города? С чем или с кем?
Я с людьми. Думаю, это не оригинально, но так уж сложилось.
Я обожаю новые города, ощущение дороги, знакомства и неизвестности. Наверное, это дают о себе знать цыганские корни. Очевидно четверть цыганский, бродяжьей крови пересилила четверть мещанской польской и четверть воинственной татарской. Про оставшийся коктейль из хохляцкой и русской я вообще молчу - слабоват.
Города - люди... Первой в голову приходит Москва. Стерва. Молодая, рвущая на бегу подметки, сука. Не потому, что характер такой, а потому, что жизнь такая. В Москве я не могу расслабиться. Она наступает не меня модной туфелькой и презрительно выпускает в нос дым из труб. Я бегу вместе с Москвой, по широкой Тверской, мимо вокзалов, мимо Кремля. Бегу, почти не замечая её красоты. Иначе догонит и затянет, обхватит тонкими руками и оставит навсегда. Бегу, пока не вываливаюсь в спасительный полумрак поезда Москва-Киев.
Киев. Киев - это дом. Это пожилой, спокойный, мудрый дядечка. Не старик, нет. Просто умудренный жизнью мужчина лет 60. Он спешит, но не торопится. Он лукаво усмехается окнами на набережной. И ласково гладит ветром от Днепра. Смеётся трамвайными звонками и битым стеклом под подошвами. Он слушает меня каждым фонарем в старом парке и утешает звоном колоколов на Михайловском Златоверхом соборе. Киев любит меня. Я люблю Киев. Этот дядечка - мой отец. А я верная дочь этого города.
Львов. Львов всегда казался мне молодым. Он старше многих городов, но для меня он все равно молодой, смешливый парень. В вечной расстегнутой рубашке навыпуск и каштановой нечесаной шевелюрой. Львов всегда встречает меня холодом. Но я начинаю идти, всегда только пешком, от вокзала до центральной площади, и он постепенно обволакивает меня улыбчивыми людьми и запахом кофе из всех окон. Мне становится тепло и уютно. Он аккуратно, но крепко держит меня за плечи и ведет по узким, мощеным улочкам, прямо к своему сердцу. И тепло улыбается, глядя, как я встречаю первые лучи солнца, щурясь от удовольствия и вкуса утренней сигареты.
Балаклава - это тетка. Натуральная такая тетка, может даже немножко еврейка. В цветастом платье и с пирогами на подоконнике. Она обхватывает горами и синью моря и влечет за собой, как поток. Я хожу по ней часами и никогда не устаю рассматривать все вокруг. Я карабкаюсь на холм, к крепости, а она твердо подталкивает в спину. Мол, иди уже, любуйся, раз приехала. И я отчетливо слышу её ворчливый добрый голос, когда грею руки у маленького костра перед сном: "Опять приехала, погуляешь и уедешь, а мне скучать". И ласково обнимаю её глазами на прощанье. Я вернусь.

Городов много. Про все не напишешь. Ещё больше я не видела. Но у меня уже есть небольшой список городов, в которых я побываю, как только подрастет Тим. Я слишком много времени потеряла. Я слишком много ещё не знаю.

@темы: я